Международные органы по защите прав человека: квинтэссенция и суть

В последнее время количество жалоб граждан Республики Беларусь в наднациональные органы, а именно в Комитет по правам человека, значительно выросло. О том, что такое Комитет по правам человека ООН (КПЧ) и Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ, юрисдикция распространяется на членов Совета Европы), какую силу имеют решения данных органов и какую роль в этом играет адвокат, объясняет Наталья Мацкевич.

Наталья Мацкевич

бывший адвокат, защитник В.Бабарико, С.Тихановского,
других известных людей, преследуемых по политическим мотивам
Недавно были опубликованы соображения КПЧ по делу адвоката Агеева, лишенного лицензии в Беларуси, что вызвало интерес к наднациональным органам по защите прав человека. Для чего существуют международные органы, такие как КПЧ и ЕСПЧ?
Во-первых, надо понимать архитектуру правозащитной системы ООН. После принятия Всеобщей Декларации прав человека в 1948 году, Генеральная ассамблея ООН утвердила ряд международных договоров. Они разрабатывались долгое время на международном уровне. Генассамблея приняла их тексты, а в последующем государства путем своих внутренних процедур присоединились к этим договорам, стали их участниками. Так, совершенно добровольно, пользуясь своим суверенитетом, государства приняли на себя обязательства по международным договорам.

К универсальным международным договорам по правам человека относятся девять: Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт о социальных, экономических, культурных правах, Конвенция по ликвидации дискриминации в отношении женщин, Конвенция о правах инвалидов, Конвенция о правах ребенка, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенция против пыток и других бесчеловечных, унижающих достоинство видов обращения и наказания, Международная конвенция для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, Конвенция о правах трудящихся-мигрантов и членов их семей.

Это акты «твердого» права, обязательные к добросовестному исполнению.

Есть также ряд международных документов, которые принимаются на конференциях и конгрессах ООН. Государства за них голосуют, и акты выходят в виде так называемых актов «мягкого» права. Это не международные договоры, но вопросы, которые рассматриваются в этих актах, приняты в развитие международных договоров. Например, Основные принципы, касающиеся роли юристов: они были приняты на Конгрессе в Гаване в 1990 году, государства за них голосовали, эти принципы основаны на признанном в международных договорах праве на эффективные средства правовой защиты, которое, в том числе, обеспечивается профессиональной юридической помощью. Соответственно, государства принимают на себя обязательства и по таким документам.

Для того, чтобы помочь государствам выполнять свои международные обязательства, существует ряд международных органов, которые проводят мониторинг и контроль исполнения этих обязательств и выдают государствам в разных правовых формах рекомендации, как устранять нарушения и повышать уровень защищенности прав человека. То есть это органы и институты, которые обеспечивают работу всего правозащитного механизма ООН.

Спецпроцедуры созданы Советом по правам человека ООН: это мандаты по темам или отдельным странам, положение с правами человека в которых вызывает особую обеспокоенность у Совета. Применимое право для них право – все обязательства «твердого» и «мягкого» права. Для мониторинга и контроля за исполнением отдельны международных договоров созданы договорные органы - комитеты. Для них применимое право – это международный договор, которым создан конкретный комитет. В Беларуси наиболее известен Комитет по правам человека, поскольку туда подаются индивидуальные жалобы, и на Беларусь приходится наибольше число таких жалоб среди всех государств.
Для общего понимания, в чем отличие Европейского Суда по правам человека и Комитета по правам человека? Для чего адвокатам обращаться в эти органы, какую юридическую силу имеют решения данных органов на национальном уровне?
Да, адвокаты часто задают вопрос: если мы научимся обращаться в договорные органы, мы подадим сообщение в КПЧ, пройдем весь многолетний путь, получим решение – что оно дает для клиента и какой документ получает адвокат? Стоит ли это того? Вот, в ЕСПЧ присуждают компенсацию, в КПЧ нет. Решения ЕСПЧ обязательны для исполнения, в КПЧ – нет. Давайте разберемся.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) – инструмент европейской системы прав человека, доступный государствам, входящим в Совет Европы, которые ратифицировали Европейскую конвенцию по защите прав человека и основных свобод. ЕСПЧ действует на постоянной основе, а в самой конвенции прямо прописано, что решения суда обязательны к исполнению. Комитет Министров Совета Европы постоянно контролирует исполнение государствами решений ЕСПЧ, в законодательство стран вносятся положения, которые позволяют выполнять эти решения. Но ЕСПЧ функционирует только на ограниченной территории планеты. В отношении Беларуси туда подать жалобу нельзя, так как государство не является членом Совета Европы и не участвует в Европейской конвенции по правам человека.
Универсальная же система представлена КПЧ и комитетами других международных органов. И очень большим заблуждением будет считать, что решения КПЧ не имеют юридически обязательной силы.

Несмотря на то, что даже сами органы ООН называют эти решения «рекомендациями», в этих решениях – если это соображения по существу – констатируются нарушения обязательств по договору. Государство само передало, например, Комитету по правам человека, полномочия устанавливать это нарушение путем ратификации Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах. Причем не все государства и не по каждому международному договору передают такую компетенцию. И если нарушение установлено, то этот факт оспорить нельзя, т.е. государство не может, получив решение, не согласиться с ним, подменить решение КПЧ своими собственными мнениями. Оно должно принять этот факт: «да, мы нарушили право». Вот с этой точки зрения решения КПЧ совсем не являются рекомендациями, их нельзя совсем игнорировать. Иначе государством не выполняется Факультативный протокол.

А дальше действует статья 2 Пакта, где четко указано, что в случае, если право нарушено, государство обязано предоставить эффективное средство правовой защиты. И тут, действительно, те средства, которые рекомендовал комитет, - это рекомендации, но в любом случае, государство должно сделать все, чтобы это нарушение устранить или компенсировать, будучи свободным в выборе надлежащих средств. В ином случае не исполняется Пакт.
А какая процедура «назначения» членов КПЧ? Кто входит в состав международных органов?
И Спецпроцедуры, и Комитеты, созданные в соответствии с международными договорами, состоят из независимых экспертов. Независимость от государства, от самой ООН – главное условие их работы. Достигается это путем личного авторитета, порядком избрания и также тем, что эксперты этих органов работают на безвозмездной основе, не получают никакого вознаграждения.

Спецдокладчики выбираются Советом по правам человека на конкурсной основе раз в один или три года – в зависимости от срока действия мандата. Что касается договорных органов, то процедура их избрания прописана в самих международных договорах.

Если говорить о Комитете по правам человека, в самом Пакте указана такая процедура: государства выдвигают не более двух кандидатур из числа авторитетных лиц в области международного права. Далее, офис Генсекретаря ООН формирует список из кандидатов в алфавитном порядке, а потом на специальном совещании государств-участников договора выбираются члены комитета – их 18 человек, выбираются они на четырехлетний срок. Единственное, что учитывается при их избрании – это экспертность, справедливое географическое распределение и представительство разных правовых систем. Это судьи, профессоры, эксперты – известные люди, труды которых опубликованы, которые выступают на международных конференциях, для которых профессиональный и личный авторитет выше, чем зависимость от кого-либо.
Актуальный состав КПЧ

Г-жа Таня Мария Абдо Рочолл - Парагвай

Г-жа Вафа Ашраф Мохаррам Бассим - Египет

Г-н Яд Бен Ачур - Тунис

Г-н Кристофер Ариф Булкан - Гайана

Г-н Махджуб Эль-Хайба - Марокко

Г-н Шуичи Фуруя - Япония

Г-н Карлос Гомес Мартинес - Испания

Г-н Дункан Мухумуза Лаки - Уганда

Г-жа Марсия ВиДжей Кран - Канада

Г-жа Фотини Пазарцис - Греция

Г-н Чангрок Со - Южная Корея

Г-н Эрнан Кесада Кабрера - Чили

Г-жа Василка Санчин - Словения

Г-н Хосе Мануэль Сантос Паис - Португалия

Г-жа Кобауях Чамджа Кпатча - Того

Г-жа Элен Тигруджа - Франция

Г-н Имеру Тамерат Йигезу - Эфиопия

Г-н Генциан Зибери - Албания

Что входит в компетенцию КПЧ и других международных органов? Какие вопросы рассматриваются в данных органах: вопросы квалификации, вопросы нарушения права или что-то другое?
Компетенция каждого договорного органа очень узкая. Каждый такой орган, комитет, рассматривает только вопросы соблюдения того международного договора, которым он создан. То есть, КПЧ рассматривает только нарушения тех прав, которые указаны в Международном пакте о гражданских и политических правах. Если адвокат нацелен на индивидуальное сообщение в КПЧ или в другой комитет – в самом начале ведения дела необходимо ознакомиться с договором и отслеживать нарушения прав, которые в нем предусмотрены.

В договорный орган нельзя обратиться, если вопросы нарушения соответствующих прав не поднимались на национальном уровне. Для этой цели помимо вопросов доказанности, наличия или отсутствия правонарушения, в текстах документов, которые готовятся адвокатом внутри национальной правовой системы, должны упоминаться и вопросы соблюдения прав, предусмотренных международными договорами.

В работе с международными органами вопросы квалификации и доказанности уже не рассматриваются, остаются только вопросы прав по международному договору. Поэтому адвокату и его клиенту надо понимать, что КПЧ не будет пересматривать дело как очередная инстанция и выносить «справедливое» решение, а будет разбирать обстоятельства на предмет соблюдения прав по международному договору и может констатировать их нарушение. И результат обращения в КПЧ – именно эти правовые выводы, что дает заявителю дополнительную аргументацию, чтобы вернуться на национальный уровень и продвигать свою позицию далее.
На что ориентируется международный орган при принятии решений/соображений?
Применимым правом для международных органов является международное право – и больше ничего. Это твердое право международных договоров и другие обязательства – принципы, декларации, правила, принятые в развитие договоров.

Для договорного органа имеет юридический вес только международный договор. Но для толкования используются, в том числе, иные акты. Национальное законодательство является только предметом оценки. Собственно, в том и логика.

Для того, чтобы работать с этими органами, необходимо изучать международное право и те договоры, ответственными за которые этот орган является. Для КПЧ помимо Пакта, это еще и замечания общего порядка, принимаемые КПЧ в результате обобщения рассмотренных обращений.
Существует ли преюдиция в международном праве, и есть ли такой институт в контексте договорных органов?
Каждое обращение рассматривается применительно к тем фактам, которые обосновал заявитель. И конкретные отдельные факты могут оцениваться по разному в разных решениях. Например, комитет смотрит на исчерпание внутренних средств правовой защиты. И если в государстве есть судебные средства защиты, то, по общему правилу, нужно исчерпать их. Например, если вы считаете заключение под стражу произвольным , то необходимо обжаловать эту меру в суде. Однако, можно пробовать доказать в КПЧ, что обжалования в суд не предпринималось, так как это является неэффективным, поскольку за последние 20 лет не известно ни об одном судебном решении об отмене этой меры. То есть необходимо обосновать определенный контекст и надеяться, что в КПЧ его примут.

С другой стороны, Комитет всегда ссылается на свою предыдущую практику, если получает похожее дело. Поэтому для адвоката, который приступает к работе над жалобой, первичным является изучение схожих ситуаций, прецедентов. Международный договор написан довольно общими фразами, смысл его норм толкуется в ходе рассмотрения конкретных дел. Если адвоката не устраивает типовая практика, необходимо обосновывать, почему ваше дело отличается от нее.

Скорее, это не преюдиция, а имплементация правила «одинаковые факты должны получать одинаковую оценку».
Как распределено бремя доказывания между заявителем и государством?
Процедура в комитетах состязательная. Заявитель указывает на определенные факты, прилагает определенные доказательства. Необходимо продумать весь массив доказательств, так как он непременно попадет к государству: Секретариат Комитета после регистрации обращения пошлет сообщение и все приложения государству, чтобы оно могло ответить на сообщение, возразить. Можно просить КПЧ об анонимности, но государству по указанным фактам, я думаю, не составит труда определить заявителя, поэтому здесь нужно учитывать такие риски, если они есть. Ответ государства будет направлен заявителю, который может представить свои возражения на него, которые, в свою очередь, опять будут направлены государству.

Бремя доказывания изначально ложится на заявителя, но заявитель оперирует только теми средствами доказывания, которые у него на руках. Иногда заявителю ничего не остается, кроме как констатировать факт и описать обстоятельства. Например, «у меня были ненадлежащие условия содержания в СИЗО, у меня не было средств для обжалования этих условий, так как не существует внутренних средств правовой защиты, которые бы могли эти условия исправить». Комитеты полагаются на добросовестность заявителей. В таком случае бремя доказывания обратного лежит на государстве, которое имеет возможности проверить и представить данные, в какой камере был человек, какие средства обжалования у него были.

С другой стороны, если человек утверждает, что к нему применялись пытки, а это никак не было обжаловано на национальном уровне, тогда Комитет может еще на стадии регистрации просить дать подробное объяснение того, кто и где пытал, с какой целью, какие были получены телесные повреждения, где об этом было заявлено. И в случае непредоставления объяснений, почему данных сведений нет – Комитет может не зарегистрировать такое обращение за необоснованностью.

Поэтому приступая к защите по такому делу с прицелом обжалования на международном уровне, адвокат должен заранее думать о доказательствах: подать ходатайство о медицинском освидетельствовании, написать заявление в прокуратуру о возбуждении уголовного дела, обжаловать отказ в возбуждении дела (что, собственно, адвокат, обязан сделать и так). А если эти меры не привели к результату, то человек может хотя бы сделать заявление о применении пыток в открытом суде. То есть если вы жалуетесь в Комитет, то нужно показать что это не голословное заявление, что вопрос неоднократно поднимался во внутренней правовой системе, но государство никак не отреагировало. Тогда Комитет зарегистрирует, рассмотрит и хотя бы сделает вывод о нарушении права на подвергаться пыткам или что заявление не голословно, а государство не предприняло надлежащего расследования.

В некоторых случаях у заявителя нет документов, которые бы послужили доказательствами, или адвокат связан подпиской о неразглашении каких-либо данных и не может предоставить документы. В таком случае необходимо указать, что документы есть, однако находятся они у государства и необходимо запрашивать их у него.
Почему высокая степень доверия к словам заявителей?
Государству ничего не стоит оспорить утверждения заявителя, если он ложны, – сфотографировать камеру, предоставить акты экспертизы, материалы проверки, если она проводилась. Но не все государства используют свои возможности в состязательной процедуре или им нечего ответить. Поэтому в ответах чаще государство ссылаются на решения судов о виновности и отсутствие надзорных жалоб, не учитывая неэффективность данных методов. Тогда Комитет в итоговом решении (соображении) напишет «за отсутствием каких-либо комментариев со стороны государства, комитет принимает к сведению обоснованные и добросовестные утверждения заявителя и принимает такое-то решение».

В начале 2010х годов была тенденция, когда государство Беларусь отвечало, что не признает процедуру в принципе, поэтому не будет отвечать на сообщение и не признает итоговое решение Комитета. Что вызывало удивление, поскольку Пакт и Факультативный договор подписаны и ратифицированы Республикой Беларусь. Тогда Комитет в итоговом соображении констатировал, что нарушается и Факультативный протокол, так как государство не сотрудничает с КПЧ. Эта позиция государства - отказ от сотрудничества с договорными органами, в том числе, повлияла на то, что в отношении Беларуси был введен мандат Спецдокладчика по стране.
Можете ли Вы назвать распространенные ошибки из практики со стороны юристов при попытке перейти с национального уровня на международный?
Я бы не сказала, что я отслеживала и анализировала ошибки юристов, скорее это мне известно из изучения практики и из собственного опыта. Во-первых, если юрист целится на дальнейшую работу в международном органе, то эта работа должна начинаться с первого дня ведения дела. Адвокат должен понимать суть прав, которые ограничиваются, и отслеживать, правомерно ли ограничение или имеет место нарушение, и тогда его обжаловать на национальном уровне, чтобы в дальнейшем не возникло сомнений, исчерпаны ли внутренние средства правовой защиты. Конечно, можно Комитету потом доказывать, что все это написано было в жалобах, только другими словами, но лучше начинать эту работу с первого дня и писать именно в той терминологии, которая используется в международном договоре и его органе.

Во-вторых, необходимо тренировать в себе навыки использования того языка, который применяется в международном праве, потому что та манера написания и лексика, которой мы пишем жалобы на национальном уровне, начиная от доказанности и заканчивая формой построения жалобы (пишем сначала, что решил суд, а потом это оспариваем) не похожи на ту структуру и терминологию, по которой работают международные органы. Технику необходимо затачивать, и это достигается путем чтения решений КПЧ, ЕСПЧ, что помогает также и понять правовую логику: как КПЧ видит правовую ситуацию и что важно для него.

И, наконец, важно помнить, что международные органы не являются очередной судебной инстанцией. КПЧ не переоценивает факты и доказательства. КПЧ не оценивает факты по национальным законам, но в некоторых случаях смотрит, насколько само законодательство соответствует положениям Пакта, и может констатировать, что то или иное решение государства основано на законе, который сам по себе противоречит Пакту.
Можно ли, по аналогии с исковыми заявлениями на национальном уровне, изменять предмет или основание жалобы? Можно ли в принципе вносить корректировки в текст первоначального заявления после получения ответа государства?
Для подготовки жалобы в КПЧ есть время, срок - 5 лет после исчерпания средств правовой защиты. Общий совет для обращения в КПЧ – необходимо сообщение формировать сразу. Почему?

Процедура рассмотрения сообщения - долгая и состязательная. После отправки сообщения и пакета документов происходит регистрация. 6 месяцев по общему правилу дается государству на ответ. В связи с ковидом – 8. Пока государство ответит, потом вы отвечаете, потом ваш ответ опять направляется государству…Как только в деле появляется новый элемент, по логике, придется процедуру начинать заново. Мало кто заинтересован в затягивании процедуры .

Обычно, когда сообщение подается, адвокат должен уже представлять, о каких фактах и нарушении каких прав он или она заявляют, и на чем будет настаивать государство. Поэтому не надо ждать ответа от государства, а надо готовить исчерпывающие обращения на основе имеющихся материалов. В ответ на возражение государства, конечно же есть возможность представить свои возражения, но вряд ли к этому времени изначальные факты как-то изменятся, хотя новые обстоятельства обязательно нужно добросовестно сообщать в такой коммуникации (например, если человек освобожден или рассмотрена очередная надзорная жалоба).
А что после?
Коммуникация обычно заканчивается в течение года – полутора после регистрации сообщения. Далее – документы помещаются в очередь на рассмотрение. Нужно понимать, что жалоба в КПЧ и ее результат – это, к сожалению, не мгновенное средство, которое изменит чью-то ситуацию, это не ключ, который откроет тюрьму и выпустит человека. Чего стоит ожидать - это констатации действий государства по нарушению права и рекомендаций по тому, как исправить существующее положение.
Если индивидуальное сообщение составлено некорректно – его не зарегистрируют. Если оно составлено правильно и зарегистрировано, признано приемлемым, но нарушения права не установят – это будет решение, что право не нарушено.

Большинство соображений содержат констатацию нарушенного права. Как правило, не всех прав, о нарушении которых заявлялось изначально, некоторые заявления могут быть признаны неприемлемыми. Заключительная формулировка соображений будет следующей: «КПЧ считает, что нарушено право по такой – то статье (статьям Пакта)». Все, мы получили констатацию нарушения права. В этом и заключается работа органа, он свою функцию выполнил.

И далее указываются меры, которые договорный орган рекомендует государству для устранения допущенного нарушения. Они условно делятся на меры индивидуального и общего характера. К индивидуальным мерам относятся, например, аннулирование судимости (как это имело место в деле Беляцкого), пересмотр дела, возврат адвокатской лицензии (дело Олега Агеева), публичное извинение, выплата надлежащей компенсации (Комитет никогда не называет сумму, в отличие от ЕСПЧ). Возможно, когда-нибудь Комитет дойдет до того, что будет называть конкретную сумму компенсации морального вреда (или не ниже компенсации, которая была заявлена в национальном суде), но это уже работа юриста – обосновать в сообщении определенную сумму.

К мерам общего характера относится публикация соображения, меры для неповторения подобных нарушений в будущем, в том числе может быть указание на необходимость изменения национального законодательства и приведения его в соответствие с нормами Пакта. Также Комитет указывает, что в течение 180 дней государство должно сообщить ему о предпринятых по данному соображению мерах.

Содержание итоговых рекомендаций во многом зависит от юриста, который составляет индивидуальное сообщение. Комитет не обладает достаточной осведомленностью о том, какие меры, особенно индивидуального характера, актуальны для заявителя. В коммуникации сам Комитет просит такие меры указать. Если для вашего клиента это публичные извинения, возврат лицензии, освобождение – это необходимо указывать.
Вы говорили, что Комитет помогает государству не нарушать международные договоры.
Да. Меры общего характера – вот это уже особенность договорных органов ООН. Здесь адвокат работает не только на клиента, он работает на развитие права и правовой системы. Ввиду того, что сообщение рассматривается долго, а государство может не признать итогового решения и не выполнить его, клиенту оно может уже не помочь, к сожалению. Остается только факт морального удовлетворения от того, что правовой спор окончательно и неоспоримо разрешен в вашу пользу. Однако, такие соображения создают практику и показывают государству, что так делать нельзя, или что надо сделать, чтобы нарушения больше не повторилось. Вот в чем ценность соображений Комитета: вы работаете на развитие правовой системы своей страны, на получение рекомендаций, воплощение которых поможет другим людям и повысит уровень защиты прав человека в стране. Поэтому, если решение основано на неправовом законе или на процедуре, которая не соответствует стандартам, это необходимо указывать в жалобе. Например, по делу Агеева в сообщении было прописано, что процедура лишения лицензии Минюстом не соответствует принципу независимости адвокатов. Она сродни уголовной процедуры без всяких гарантий независимого суда и права на защиту. И констатация факта несоответствия процедуры лишения лицензий принципам, заложенным в Пакте, была получена.

Ценность обращения – не только сатисфакция клиента, но и то, что государству указывают направление по совершенствованию законодательства и практики, и это никто не может оспорить. С соображением будут соглашаться органы ООН, ОБСЕ, цивилизованные в правовом плане государства. Это становится аксиомой.
Может ли являться несоответствие национального законодательства международным договорам самостоятельным основанием обращения?
Не может, так как это не индивидуальный случай – абстрактные жалобы на законодательство без жертвы в данной процедуре не рассматриваются.

Но есть же и другие процедуры правозащитных механизмов ООН. Например, процедура Универсального периодического обзора: через негосударственные организации, которые представляют в эту процедуру альтернативный доклад, адвокат может донести до Совета по правам человека определенный вопрос, вызывающий сложности на практике. Есть тематические спецдокладчики, которые рассматривают вопросы законодательства: им можно показать, что есть проект или закон, который не соответствует международным обязательствам, а спецдокладчик может дать заключение по этому закону или законопроекту. До них сложно достучаться, но в теории такая возможность есть, и такая работа спецдокладчиками ведется.

Есть такая возможность и в самих комитетах международных органов: процедура рассмотрения периодических докладов государств о выполнении ими международного договора. Индивидуальные сообщения – только малая часть работы КПЧ, а доклады рассматриваются на периодической основе, по правилам, один раз в четыре – пять лет. Также и сами индивидуальные сообщения дают Комитету информацию для процедуры рассмотрения докладов, особенно в случае наличия множества однотипных дел, вытекающих из несоответствия национального законодательства стандартам.
Как имплементировать соображение КПЧ? Кто должен за этим следить: государство, заявитель ли сам орган?
По большому счету, государство, которое добросовестно исполняет свои международные обязательства, должно отреагировать на соображение, как этого указано в его резолютивной части. Например, так поступает Литва. Там перед государственными органами ставится вопрос, как лучше всего поступить и что сделать, чтобы отчитаться через 180 дней. И при рассмотрении очередного доклада государства будут обсуждаться вопросы не совершенных нарушений, а того, как еще повысить уровень защиты прав человека. Но есть одно и неисполненное соображение, которое требует внесения изменений в Конституцию Литвы, но тут уже задача Парламента.

Цивилизованное государство думает, какие меры принять по соображению. Я встречала такие последующие меры: купили дом жертве, провели публичную церемонию, оплатили учебу, остановили процесс депортации, пересмотрели дело.

Иногда выясняется, что в государстве нет законодательно регламентированной процедуры исполнения рекомендаций Комитета. Но в основном государства что-то, да делают, хотя бы самое минимальное. Россия, например, всегда публикует соображения, принятые по жалобе на государство. В Беларуси и этого нет.

Что могут сделать заявитель и адвокат после получения соображения на руки? Можно самим опубликовать этот документ, прокомментировать обществу суть соображения. А дальше – подумать, что он может сделать для его имплементации: обратиться за компенсацией морального вреда, ходатайствовать о пересмотре дела. Необходимо испытывать разные средства, чтобы вся процедура не прошла зря, и правовая система получила эффект от этого.

Бессмысленно строить иллюзии: если государство не хочет выполнять рекомендации и нет законодательных процедур для их исполнения, тогда надо работать с Конституционным Судом и Парламентом, чтобы их ввести. Но это уже такая планомерная стратегическая работа.

КПЧ имеет follow-up процедуру, в которой он пытается продолжать коммуницировать с государством по поводу принятых соображений. Многое зависит от самого заявителя и его представителя -адвоката, так как у КПЧ банально нет ресурсов дальше «двигать» исполнение, потому что там буквально один спецдокладчик-член Комитета и пару сотрудников, которые за это отвечают . У Комитета есть таблицы, по которым оцениваются действия государства по имплементации соображений, но это таблицы на тысячи дел. Спецдокладчик по последующим мерам может использовать различные меры для имплементации: дипломатические средства, письма, переговоры с миссией государства при ООН, которые повлияют на ситуацию. Но чтобы обратить его внимание и задействовать эти средства, инициатива должна исходить от заявителей и адвокатов, которые могут сообщить в КПЧ о текущий ситуации, о неисполнении соображений.

Пример из практики: Иран объявил постоянно проживающего в Беларуси гражданина Ирана в международный розыск Интерпола, которого власти Ирана обвинили в убийстве родных после его краткосрочной поездки на родину. Белорусскими властями в экстрадиции было отказано, но было принято решение о высылке гражданина Ирана из страны. И он несколько месяцев сидел в изоляторе в ожидании принудительной высылки в Иран. И на этом этапе делом занялись правозащитники и юристы: была подана жалоба на отказ в предоставлении ему статуса беженца, т.е. исчерпаны внутренние средства защиты. После этого в течение двух дней было подано обращение в КПЧ, в котором содержалась просьба о применении срочных мер: чтобы КПЧ призвал Беларусь не высылать гражданина до рассмотрения его сообщения в Комитете, так как в Иране заявителю грозила смертная казнь.

Если пишется сообщение с пометкой, что есть запрос о срочных мерах, вопрос о регистрации сообщения рассматривается в течение трех дней. И в этом случае через 3 дня государство через МИД получило просьбу не высылать человека, и она возымела эффект. Хотя в случаях, например, смертной казни, такие запросы о срочных не принимались во внимание, и людей казнили, мы знаем, до рассмотрения дела Комитетом.

И через два года КПЧ вынес решение, что в случае, если Беларусь вышлет заявителя в Иран, Беларусь нарушит его право на жизнь и право не подвергаться пыткам. То есть, Беларусь пока еще ничего не нарушила еще по сути, но превентивно рекомендация была дана.

Вопрос состоял в том, как это исполнить. Здесь усилия были объединены. Я как адвокат работала с Департаментом по гражданству и миграции, в судах. На адрес Администрации Президента люди писали петиции в защиту этого человека, НГО тоже поднимали эту тему на разных международных площадках. Спецдокладчик КПЧ по последующим мерам, который постоянно получал просьбы помочь в этой ситуации, стал работать с дипломатической миссией Беларуси при ООН, вести с ней переговоры. О них, очевидно, докладывалось затем в МИД, в Администрацию Президента, а там уже решали, что лучше: либо опять не выполнить рекомендацию Комитета, что ухудшает репутацию государства, особенно при таких драматических обстоятельствах, либо более гуманно подойти к ситуации. По итогу, депортация была отменена, человек остался в Беларуси, но на все ушло около семи лет. Но этот пример показывает, как сообщение в Комитет по правам человека может спасти жизнь отдельного человека, если к этому приложить усилия.

Конечно, бывают и разочарования. Когда подается индивидуальное сообщение в КПЧ по поводу приговора о смертной казни, человека казнят, а только через несколько лет мы получаем соображение, что государство нарушило право на жизнь. От этого никому не легче. Но, с другой стороны, это правовая история страны.

Или же дело о лишении лицензии адвоката. На момент получения соображения КПЧ, который сказал, что эту лицензию нужно возвратить, этому адвокату уже вряд ли нужна лицензия, у него другая повестка. Но он получил ответ на свой запрос о справедливости. А система получила прецедент, который дает другим адвокатам инструмент, аргументы для своей правовой защиты.

То есть результат обращения в КПЧ может быть использован в разных разворотах. С помощью этого инструмента можно извлечь пользу для права, если он попадают в руки вдумчивых юристов.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda