Адвокатура в Польше времен “Солидарности”: победы, поражения и компромиссы

Опубликовано 22 июля 2022 года

Михаил Боднарчук
Юлия Князь

На протяжении 1980-х Польша находилась в состоянии перманентного политического кризиса, вызванного противостоянием антикоммунистических движений, объединенных в определенный момент под эгидой профсоюза “Солидарность”, и коммунистического государственного аппарата, поддерживаемого Советским Союзом. Какова была роль польской адвокатуры в разворачивавшихся тогда событиях, закономерным итогом которых стало падения существовавшего режима и трансформация Польши в демократическое государство? Как себя проявили отдельные адвокаты и адвокатское сообщество в целом в те тяжелые времена? И можно ли сравнивать польскую адвокатуру 1980-х и современную белорусскую адвокатуру? Ответы на эти вопросы в новом материале.
Историческая справка
Началом полномасштабного политического кризиса следует считать август 1980 года, когда в Польше начались массовые забастовки, однако этому предшествовали многие годы противостояний власти и граждан, нарастал общественный негатив в отношении коммунистической партии в Польше. К этому времени рабочее движение консолидировалось и в большинстве городов страны на крупных производствах вспыхнули забастовки. Важным результатом этих забастовок были августовские соглашения (переговоры бастующих с властями, ввиду которых власти пошли на уступки по требованиям работников). Одним из достижений протестующих, отраженным в данных соглашениях, была возможность создавать самоуправляемые (независимые от государства) профсоюзы.
17 сентября 1980 года было объявлено о создании Независимого самоуправляемого профсоюза «Солидарность» (далее – НСП «Солидарность»). В последующем стоял вопрос о регистрации данного профсоюза. 24 октября 1980 года суд Варшавы зарегистрировал устав НСП «Солидарность», однако изменил некоторые пункты этого устава без согласования с самим профсоюзом. На данное решение была подана апелляционная жалоба, которую рассматривал Верховный суд. Следует отметить, что все эти события сопровождались переговорами лидеров оппозиции во главе с Лехом Валенсой и коммунистическим партийным руководством. При этом со стороны протестующих постоянно озвучивалось возможность возобновить массовые забастовки по стране.
10 ноября 1980 года был важным днем для всего польского протестного движения: судья Верховного суда Витольд Форманский изменил решение воеводского суда (отменил внесенные ранее судом правки в устав) и зарегистрировал НСП «Солидарность». С этого момента у рабочих был свой объединенный орган самоуправления, который отстаивал их интересы. Вскоре количество членов НСП «Солидарность» достигло более 7 миллионов человек.
В связи с тем, что руководство коммунистической партии в Польше было в критическом положении из-за происходящих событий в стране, в  декабре 1981 года в Польше было введено военное положение, которое продлилось до 1983 года (существует мнение, что введением военного положения было предотвращено введение советских войск по аналогии с Венгрией в 1956 году и Чехословакией в 1968 году, но это дискуссионный вопрос).
Военный режим сопровождался жестокими подавлениями любых проявлений забастовок и протестов путем применения насилия и преследование лиц, связанных с НСП «Солидарность» и подпольной деятельностью в стране. После введения военного положения правительство США ввели экономические санкции в отношении Польши и СССР. Санкции оказали негативное влияние на польскую экономику (польское правительство утверждало, что в период 1981—1985 годов они стоили польской экономике 15 миллиардов долларов, при кредитной помощи СССР в размере лишь 3,4 миллиардов долларов).
Постепенно давление со стороны партийного руководства Польши ослабевало, в первую очередь, это было связано с внутренними политическими проблемами в СССР, возникшими после последовательной смерти в течение 2,5 лет трех руководителей СССР: Брежнева, Андропова, Черненко.
На фоне «Перестройки» в СССР, начавшейся 1985 с приходом к власти Горбачева, в Польше, как и в остальных странах Варшавского договора, в 1987-1989 годах произошла новая волна протестов. Движение НСП «Солидарность» активно участвовало в политической жизни Польши с 1989 года, являлось полноправным представителем народа в ходе переговоров с коммунистическим руководством Польши. С 29 декабря 1989 года общепризнано, что Польша начала процесс перехода от социал-коммунистической к капиталистической системе в стране, в Польше прошли свободные выборы. 9 декабря 1990 г. лидер НСП “Солидарность” Лех Валенса был избран президентом Польши.

Ситуация в польской адвокатуре до 1980 года

До 80-х годов деятельность адвокатуры регулировалась Законом об устройстве адвокатуры от 19 декабря 1963 г., в котором органы самоуправления адвокатуры включали Независимый совет адвокатов (далее - НСА), Высшую дисциплинарную комиссию, Ревизионную комиссию НСА, воеводские коллегии адвокатов и зеспулы адвокатов (своего рода юридические консультации). При этом независимость адвокатуры была значительно ограничена Министерством юстиции Польши. Так, министр юстиции имел следующие полномочия в адвокатуре:
  • отстранить от управления членов органов самоуправления,
  • отменить любые решения коллегии адвокатов,
  • инициировать изменения в деятельности адвокатов,
  • определить количество зеспулов адвокатов, количество адвокатов в них, количество стажеров в адвокатуре,
  • принять решение о прекращении деятельности того или иного зеспула адвокатов,
  • выступать инициатором проведения собрания в органах самоуправления,
  • прекратить действие совета любой коллегии адвокатов и при этом временно назначить председателя из числа адвокатов,
  • вносить свои предложения в законодательные проекты, разрабатываемые НСА, все решения НСА подлежали утверждению министром,
  • судьи и прокурорские работники по согласованию с министром включались в списки адвокатов в упрощенном порядке,
  • вынести постановление о возбуждении дисциплинарного производства в отношении адвоката или стажера адвоката, а также временно отстранить адвоката или стажера адвоката, в отношении которого ведется дисциплинарное производство.
Данное положение не устраивало основную часть адвокатов, но до периода всенародной мобилизации начала 1980-х какие-либо активные действия со стороны адвокатского сообщества не предпринимались.

Польская адвокатура в 1980-х: протесты, новый Закон, реакция государства

Активизация адвокатов и принятие нового закона
С началом забастовочного движения 1980 года профессия адвоката в Польше стала переживать сложный период обретения независимости и формирования своей позиции в области защиты прав граждан.
В период забастовочного движения начала готовиться правовая база для изменения законодательства с целью установления более независимого положения адвокатуры в системе. Адвокаты по всей стране принимали активное участие в формировании сменявших друг друга свободных профсоюзных организаций и в разрешении конфликтов между лидерами забастовок и коммунистической властью.
Лидером польских адвокатов начала 1980-х стала Мария Будзановская (пол. Maria Teresa Budzanowska), которая в 1979 году заняла должность заместителя председателя Президиума НСА (исполнительного органа НСА). Мария Будзановская выросла в семье польских патриотов: отец был депутатом Сейма до Второй мировой войны, участвовал в Варшавском восстании вместе с двумя братьями Марии, третий ее брат погиб в рядах Армии Крайовой.

Мария Будзановская

Помимо юридической практики, насчитывавшей к тому времени уже около 30 лет, Мария принимала активное участие в политической жизни в тех строгих рамках, которые на тот момент имелись: в течение многих лет она была депутатом различных органов местного самоуправления, а с 1976 года – была депутатом Сейма от Демократической партии.

О партийном устройстве
Несмотря на то, что в Польская объединенная рабочая партия (ПОРП) имела монополию на власть в Польской народной республике, в отличии от СССР, в ней действовало две партии (Объединенная крестьянская партия и Демократическая партия), которые, признавая руководящую роль ПОРП, формально были независимыми. Они имели лишь незначительное представительство в органах власти, т.к. избирательная система была построена таким образом, что в любом случае большинство оставалось за ПОРП, не имели никакой возможности серьезно влиять на политику государства. В своей деятельности они в значительной степени занимались самоцензурой, не позволяя себе серьезной критики существующего строя. Вместе с тем, представители этих партий регулярно в небольшом количестве избирались в Сейм, их представители возглавляли второстепенные министерства.
П.Скучинский. Этика адвокатов и радцув правных. Варшава, 2016, стр. 16.
2 сентября 1980 года, Президиум НСА принял решение назначить заседание НСА на 18-19 октября 1980 года. Именно тогда была принята профессиональная резолюция, предполагающая изменение задач адвокатуры и, соответственно, расширение ее роли в обществе как гаранта прав личности. В связи с этим адвокатура также стремилась ограничить надзор министра юстиции за самоуправлением и передать контроль за адвокатурой Сейму (действовавший на тот момент однопалатный парламент).
Важным решением было созвать Всепольский Съезд адвокатов, который состоялся в городе Познань 3-4 января 1981 года (известный как познаньский Съезд, далее - Съезд). Данный Съезд, в соответствии с действовавшим Законом об устройстве адвокатуры, не являлся органом самоуправления адвокатов. Однако на нем были приняты важнейшие решения об утверждении Съезда, как основного органа самоуправления адвокатуры. На Съезде была создана Комиссия, фиксирующая случаи нарушения прав человека в стране.
Адвокаты во главе с Марией Будзановской стремились к принятию нового Закона об адвокатуре, чтобы укрепить позицию адвокатов и института в целом. В соответствии с постановлениями Съезда была также назначена законодательная комиссия, которая к концу января подготовила проект Закона об адвокатах. 22 февраля 1981 года после многочисленных консультаций и внесения поправок данный проект был принят НСА.

Президиум НСА 1981-1983

Ж. Жулавский. Адвокатура в последней декаде PRL. История самоорганизации. Краков, 2012, стр. 21.
Ж. Жулавский. Адвокатура в последней декаде PRL. История самоорганизации. Краков, 2012, стр. 27-28.
П. Скучинский. Этика адвокатов и радцув правных. Варшава, 2016, стр. 18.
Весной-летом 1981 года в Польше продолжало развиваться массовое забастовочное движение, уже под эгидой НСП “Солидарность”. При этом Мария Будзановская, как представитель адвокатуры, резко публично осуждала в своих выступлениях поведение милиции в отношении протестующих: «Ни один функционер не может идентифицироваться с государством и быть над правом».
29 июля 1981 года в Сейм Польши был представлен проект Закона об адвокатуре, который прошел первое чтение.
13 декабря 1981 года, когда в стране был введен военный режим, принималось окончательное решение по законопроекту. Мария Будзановская в резких выражениях критиковала введение военного положения в стране. В итоге, 26 мая 1982 года состоялось второе чтение, в ходе которого были внесены некоторые поправки, не включенные в первоначальный проект, а некоторые депутаты, в том числе Мария Будзановская воздержались от голосования. Говоря о последних поправках, которые отличались от первоначального варианта, но были приняты Сеймом, конституционное большинство в котором имели представители ПОПР, она сказала следующее. "В юриспруденции ничто не вечно. (...) Уважение к мнению меньшинства является признаком демократии. Это одно из его условий. Там, где оно подавляется, нет демократии. В конце концов, большинство не всегда право". Тем не менее, 26 мая 1982 года в Польше был принят Закон «Об адвокатуре» и в истории адвокатуры Польши начался новый этап.

Жизнь адвокатуры при новом законе в условиях военного положения

В теории адвокатура Польши получила новый статус (адвокатура стала главным защитником соблюдения прав и свобод граждан), получила доступ к общественной деятельности (участия в различных союзах и объединениях), был отменен надзора министра юстиции, адвокатура получила большую независимость от органов власти и смогла установить Съезд адвокатов в качестве главного органа самоуправления адвокатурой Польши. Польские адвокаты попытались воспользоваться этими новыми возможностями, несмотря на политическую ситуацию военного положения: необходимо было реорганизовать структуры органов, разработать новые процедуры их работы, и, прежде всего, организовать и подготовить всего за один год Съезд адвокатов.
На протяжении 1983 года власти неоднократно обращали внимание на необходимое сотрудничество адвокатуры с органами власти, прокуратурой и органами МВД, чтобы поддерживать социалистический принцип правосудия. В тоже время в адвокатском сообществе появились адвокаты, которая активно принимали участие в защите граждан в политических процессах, среди них Станислав Афенда, Анжей Грабинский, Казимеж Островский, Томаш Пшетеховский, Яцек Тайлор, Анна Богуцка-Ставроньска, Ян Ольшевский, Мацей Беднаркевич и другие.
Во время военного положения адвокаты активно участвовали в защите интересов арестованных граждан. Многие адвокаты сотрудничали с Комитетом помощи арестованным и репрессированным лицам и членам их семей. Только в Варшаве 102 адвоката выступили в судебных процессах над работниками и студентами, связанными с Варшавским университетом. Среди них были ведущие члены варшавской адвокатуры, а также выдающиеся адвокаты из других регионов. В отношении 116 варшавских служащих и студентов было возбуждено 122 уголовных дела, большинство из которых проходили по упрощенной процедуре, им грозило от 3 лет лишения свободы до смертной казни. Личный риск для адвокатов был огромен (отстранение от работы, лишение лицензии, провокации). Эти политические процессы вызывали значительный интерес в обществе, в зале суда присутствовали выдающиеся актеры, профессоры, мыслители.

Влияние политической реакции на адвокатуру

Лех Домерацкий
1-3 октября 1983 года прошел Съезд адвокатов, который был достаточно успешным. Важным решением было избрание Марии Будзановской на пост председателя НСА и принятие нескольких важных резолюций. Также был избран новый состав Президиума НСА. На основе наработок Съезда, 18 октября 1983 года были приняты «Общие положения деятельности Президиума НСА». Также при Президиуме был создан Секретариат, отвечающий за подготовку проектов актов законодательства и проверки легитимности решений, которые принимали органы адвокатуры.
Министерство юстиции не устраивали произошедшие изменения и позиция руководства адвокатуры. Постоянно озвучивалась угроза установления Министерством юстиции тарифов для гонораров адвокатов и принятия изменений в Закон об адвокатуре (по сути – возвращение к существовавшему ранее порядку). 7 июля 1984 года министр юстиции Лех Домерацкий подал апелляцию в Верховный суд Польши на принятые решения Съезда адвокатов. Некоторые из этих положений Съезда были отменены судом. В Президиуме НСА постепенно происходил раскол на тех, кто поддерживает председателя Марию Будзановскую, и тех, кто опасался Министерства юстиции и был готов идти на уступки власти. Стоит отметить, что после относительно свободного периода открытой и публичной деятельности профсоюзов и иных антикоммунистических объединений в 1980-1981 годах, закончившегося введением военного положения, наступил реакционный период, когда окрепшая и устоявшая власть, опираясь на поддержку со стороны СССР, проводила репрессивную политику: многочисленные лидеры протестов оказались в заключении, часть из них покинула Польшу. На тот момент в обществе царило разочарование и страх, победа над коммунистическим режимом, казавшаяся еще совсем недавной такой реальной и осязаемой, выглядела в глазах очень многих граждан уже недостижимой. Период “перестройки” в СССР еще не начался, и никто не предполагал, что совсем скоро он начнется и приведет к краху все коммунистические режимы в Восточной Европе. В таких условиях раскол в рядах адвокатов выглядит достаточно закономерным.

Дело Беднаркевича и уход Марии Будзановской

Мацей Беднаркевич
В январе 1985 года был арестован один из адвокатов НСА Мацей Беднаркевич, участвующий во многих известных политических процессах. В тот момент он представлял интересы потерпевшей, сын которой был сильно избит сотрудниками полиции и умер через два дня. Адвокат Мацей Беднаркевич активно собирал доказательства этого убийства и готовился представить их в суде.
Председатель Мария Будзановская заняла позицию защиты адвоката, негативно реагировала на любые действия правоохранительных органов в отношении адвокатов. В связи с арестом адвоката Мацея Беднаркевича, полицией был проведен обыск по месту жительства адвоката, было изъято множество документов по политическим делам лиц, которых защищал Беднаркевич. Мария Будзановская писала многократные жалобы по поводу нарушения адвокатской тайны при обыске.
Адвокат Мацей Беднаркевич был под стражей до момента рассмотрения дела, в котором он должен был участвовать в суде. В последующем обвинения были сняты, а дисциплинарное производство в адвокатуре в отношении него было прекращено.
Представители власти и действующий министр юстиции Лех Домерацкий не были довольны позицией руководства адвокатуры. В провластной прессе появилось несколько статей о врагах адвокатуры. Министр юстиции дал очевидно понять, что если в руководстве адвокатуры ничего не изменится, то установление тарифов для гонорара адвоката и изменения в Закон об адвокатуре неизбежны.
На действующего председателя Марию Будзановскую начали оказывать большое внутреннее и внешнее давление. В марте 1985 года на заседании НСА основная часть членов Президиума НСА потребовали, чтобы Мария Будзановская покинула свой пост. 14 апреля 1985 года она подала прошение об отставке. Следующий председатель НСА был менее активным в своих действиях и высказываниях, а также старался поддерживать с действующей властью более тесный контакт. Это дало желаемый результат, работа Министерства юстиции над изменениями в Закон об адвокатуре была прекращена.

Демонтаж коммунистического режима в Польше и судьба отдельных адвокатов

Ян Ольшевский
Спустя всего несколько лет после принудительного ухода Мария Будзановской со своей должности, коммунистический режим в Польше и во всех странах Восточной Европы рухнул, ему на смену пришла демократия. Но Мария Будзановская, сделавшая так много для свободы адвокатуры в Польше, этого не увидела: после продолжительной болезни она умерла 23 февраля 1988 года. Уже в демократической Польше ее роль в установлении верховенства права и в установлении в Польше демократии была многократно оценена посмертно: в 2001 году ее имя было присвоено Коллегии адвокатов в Гжегожевицах, в 2007 году она была посмертно награждена Президентом Республики Польша за выдающиеся заслуги в формировании верховенства права и, в частности, за ее деятельность по сохранению верховенства закона во времена Польской Народной Республики, в 2009 году ее посмертно наградили Рыцарским и Командорским крестом ордена Возрождения Польши, в 2016 году посмертно награждена Большим знаком «Заслуженный адвокат» и так далее.
Многие из адвокатов, которые участвовали в защите граждан по политическим делам, после падения коммунистического режима заняли свое место как в руководстве адвокатуры, так и в высших органах власти. Так, адвокат Мацей Беднаркевич в период с 1989 по 1995 годы был председателем НСА. Анжей Грабиньский стал председателем Комитета по строительству памятников жертвам коммунизма. Ян Ольшевский был председателем Совета министров, основал свою партию "Движение за восстановление Польши", неоднократно был депутатом Сейма и баллотировался на пост Президента Польши.
Яцек Тейлор был несколько раз депутатом Сейма, затем был назначен руководителем Бюро по делам ветеранов войны и жертв репрессий. Станислав Афенда стал судьей. И этот перечень адвокатов, которые были защитниками в политических процессах, и их работа получила справедливую оценку после падения режима, далеко не полный.
Однако часть адвокатов сотрудничало с режимом и с сотрудниками государственной безопасности, что стало причиной применения к ним процедуры люстрации, значительная часть адвокатов была исключена из адвокатуры.
Постановлением НСА от 17 апреля 1999 года было дано указание выйти в добровольном порядке всем адвокатам, которые тайно и сознательно были пособниками режима. Все силы были направлены на законные и доступные действия в рамках дисциплинарного производства в коллегии адвокатов, результатом чего были многочисленные исключения из адвокатского сообщества людей, которые имели связи с тайными службами коммунистического режима. Основным принципом таких производств был принцип индивидуализации ответственности. Жестким был подход к адвокатам, которые сообщили недостоверную информацию о сотрудничестве (безусловное исключение из состава коллегии адвокатов).
Что показательно, одним из адвокатов Яном Килишковским была подана конституционная жалоба по поводу соответствия данного постановления НСА Конституции, т.к. он сам был исключен из реестра адвокатов в связи с сотрудничеством с тайными службами режима. Заявитель утверждал, что данное постановления является неконституционным, поскольку устанавливает ограничения в праве на занятие юридической практикой. Конституционный трибунал отказался рассматривать жалобу в связи с тем, что указанное постановление не является нормативным актом - оно не содержит правовых норм, а содержит только указания, не обязательные к исполнению. Конституционный трибунал рассматривал постановление позицию НСА, как толкование законодательных положений.
Таким образом, Конституционный трибунал установил, что НСА является органом, который контролирует нормы и их применение, относящиеся к деятельности самой адвокатуры.
Несмотря на то, что постановление НСА не было обязательным, оно оказало влияние на форму проверки адвокатов. Во многих случаях, это повлияло на исход дисциплинарных производств, и многие адвокаты прекратили свою деятельность.
История польской адвокатуры в период забастовок в стране и продолжительного политического кризиса ясно показывает, что польские адвокаты вступили в новую эпоху с сильным чувством собственной идентичности и значимости. Даже в период введенного военного положения и жестокой политической реакции, они смогли добиться принятия либерального Закона и продолжали активное участие в политических судебных процессах. В то же самое время, те адвокаты, которые оказались на стороне диктаторского режима, после его падения не были забыты и подверглись процедуре люстрации наравне с государственными служащими и судьями.
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности, а также даете согласие на направление вам сообщений по электронной почте.
Made on
Tilda