Блог

Любой, кто сталкивался с ведением уголовного процесса в Республике Беларусь, прекрасно знает о том, что суд является активным участником этого процесса

Любой, кто сталкивался с ведением уголовного процесса в Республике Беларусь, прекрасно знает о том, что суд является активным участником этого процесса. Судья может в любой момент судебного следствия задавать любые вопросы любому из участников судебного заседания. Также он может по собственной инициативе решать вопросы, например, об оглашении показаний, данных на стадии досудебного производства, о вызове и допросе свидетелей, экспертов, о производстве отдельных процессуальных действий (осмотров, экспериментов и т.д.), о назначении экспертиз. Во всех этих и многих других вопросах суд не связан ни мнением сторон, ни их ходатайствами. Еще с советских времен в обществе сложилось стойкое убеждение в том, что задача суда - установить объективную истину.
Должен сказать, что с этим убеждением я категорически не согласен, ибо имею другое. Дело в том, что объективную истину знает лишь Господь. А в случае, если его не существует, - то никто не знает. Сомневающимся предлагаю попробовать допросить об одних и тех событиях хотя бы трех разных их очевидцев. Даю голову на отсечение, что эти показания будут разными, ибо каждый человек воспринимает факты по-своему.
Исходя из этого следует прийти к выводу о том, что установление объективной истины в уголовном процессе невозможно в принципе. Следовательно, основной задачей суда на стадии судебного следствия может и должно являться лишь обеспечение процессуального равенства сторон обвинения и защиты, а также обеспечение установленного порядка судебного разбирательства. Не более, но и не менее. Отсюда вытекает, что суд не должен вмешиваться в процесс исследования доказательств, за исключением лишь тех случаев, когда его решения по тем или иным частным вопросам требуют стороны. В противном случае суд неизбежно проявит пристрастность и встанет либо на сторону обвинения, либо на сторону защиты. Впрочем, все мы знаем, на чью сторону в действительности чаще всего становится наш суд. Процент оправдательных приговоров в общем количестве судебных решений достаточно красноречиво свидетельствует об этом.
Есть в данной проблеме и еще один аспект. И мне лично, и, уверен, многим другим моим коллегам многократно доводилось видеть, как судья в процессе фактически заменяет собой обвинителя. Это не может не повлечь за собой профессиональную деградацию представителей стороны обвинения. Сразу оговорюсь: под словом "деградация" я вовсе не имею в виду полное служебное несоответствие сотрудников органов прокуратуры. Никого не хочу оскорбить, тем более, мне хорошо известно, что, несмотря на все вышесказанное, в прокуратуре работали и продолжают работать настоящие профессионалы своего дела, которых я глубоко уважаю. Однако, нельзя не признать, что, имея своего рода "прикрытие" в лице судьи, государственный обвинитель значительно меньше заинтересован в должном изучении материалов дела по сравнению с защитником. Ибо если защитник может рассчитывать лишь на себя, то любое упущение государственного обвинителя будет восполнено судом.
Поэтому мне гораздо больше по душе тот вид процесса, который все мы видели в американских фильмах. "Протестую, ваша честь! - Протест удовлетворен (отклонен)!". Только так и никак иначе. Судья должен быть лишь арбитром в споре, а не одной из его сторон. Как-то так…
Источник

Made on
Tilda