Блог

Наказать за просьбу оправдать?

Пятница 2 июля 2021 года прошла в специфическом формате. До обеда удалось посетить Виктора Бабарико в СИЗО КГБ, после обеда - Максима Знака в СИЗО-1, а оттуда пришлось лететь в Минскую городскую коллегию адвокатов, где объявили, что в отношении меня возбуждено очередное дисциплинарное производство. Теперь мне грозит лишение адвокатского статуса и устранение из защиты обоих названных людей.

Весь последний год ведение защиты Виктора Бабарико сопровождается лично для меня самыми разными угрозами и последствиями, в числе которых и увольнения близких, и угрозы провокаций уголовного характера, и письма госорганов в минюст по надуманным поводам, и лишение лицензий соратников по защите, и публичные угрозы официальных должностных лиц, и травля в госсми, и дисциплинарная ответственность. Я перечислил далеко не всё. Но несмотря на это мы не отступаем, работаем и делаем всё, что нужно.

С учетом этого интересен не столько сам факт нового дисциплинарного производство, сколько его повод. А повод этот без преувеличения шикарен.

Выступая в судебных прениях, я попросил оправдать людей, чье вынужденное согласие с обвинением используется для незаконного уголовного преследования Виктора Бабарико. Я возразил против позиций этих обвиняемых, указал на наличие у них мотивов для самооговора, обосновал отсутствие преступления в действиях этих обвиняемых и попросил их оправдать (а их защитники с этим не согласны).

Это назвали "высказываниями в отношении обвинения других лиц, противоречащими их позиции и позиции их защитников". А мои аргументы о невиновности тех обвиняемых и оспаривание доводов, озвученных их защитниками, расценили как "оценку позиции и работы других адвокатов в присутствии их клиентов".

Полный сюрреализм. Разберем по пунктам.

1. Судебные прения и реплики предназначены для того, чтобы в них при необходимости оспаривать позиции других участников процесса. И если другими обвиняемыми или их защитниками высказаны доводы против моего подзащитного, то оспорить их - моя обязанность, что и было мной сделано. Ни УПК, ни Правила профэтики не запрещают адвокату оспаривание чужих доводов, потому что любой суд - это спор. Попытка отрицать право адвоката на высказывание доводов, которые расходятся с позицией других участников процесса, - это просто отрицание функции защитника.

2. Просьба про оправдание других обвиняемых - это не эмоциональный довод, а неотъемлемый элемент защиты Виктора Бабарико. Поскольку согласие части обвиняемых с обвинением в "получении взятки" используется для уголовного преследования Виктора Бабарико, а в обвинении описаны якобы совместные действия в составе организованной группы и действия "по указанию" Виктора Бабарико, то признание невиновности других обвиняемых являлось бы одним из факторов для признания невиновности и моего подзащитного. Поэтому, обосновав в прениях и репликах отсутствие признаков преступления в действиях всех сотрудников банка, я поставил вопрос про оправдание всех. Это исполнение процессуальной обязанности по защите с учетом особенностей текста обвинения. Попытка внушить некий иной порядок выполнения этой обязанности в данном конкретном случае - это противодействие защите Виктора Бабарико.

3. Меня нельзя упрекнуть в том, что аргументируя необходимость оправдания других обвиняемых и указывая на наличие у них мотивов для самооговора, я дал "оценку позиции и работы других адвокатов", которые виновность обвиняемых не оспаривали. Оценку работе других адвокатов я не давал. Больше похоже, что её дали те, кто поспешил расценить мои доводы по оспариванию обвинения как оценку своей деятельности, и те, кто инициировал проверку в отношении меня. И если на фоне моих аргументов о невиновности сотрудников банка признания ими вины выглядят настолько сомнительно, что потребовалось начать непроцессуальным путем устранение меня из защиты еще до конца процесса, то это лишь еще одно свидетельство невиновности Виктора Бабарико.

Доводы о невиновности людей в получении взятки найдёте в моей речи.
Made on
Tilda